Нелюбовь Глава 12

Нелюбовь Глава 12. После нашего разговора с Булаткиным я перестала сомневаться в главном — мадам влюбилась. Окончательно и бесповоротно. Не знаю, к чему в итоге приведет эта история и сколько всего еще предстоит пережить, но одно сейчас знаю точно — я не смогу без него. Столько лет ждала любви, отталкивая от себя всех вокруг, что теперь тону в ней, захлебываясь, умирая, ныряю с головой, не смотря на то, что не умею плавать. Утром я не выдержала первой, написала ему сообщение:»Здравствуйте, Егор Николаевич, хорошего Вам дня. Спасибо за вчерашний разговор, я многое для себя поняла». Ответ пришел всего через пару минут:»Привет, солнышко, у меня сегодня насыщенный день, посидим где-нибудь вечером, я заеду за тобой часов в семь. Еще одна рабочая миссия — пригласи, пожалуйста, прессу к нам на мероприятие, информацию скинул на электронку». Счастливая, я быстро справилась с рабочей рассылкой и села за диплом. Несколько часов поковырявшись с научными статьями, пишу Оксане Петровне. Я искренне соскучилась по ней, ее мудрому взгляду и советам. И теперь я вечно буду благодарна ей за то, что познакомила с Егором, за то, что изменила мою жизнь. — И куда собралась наша красотка? — спрашивает меня Ира, пока я перебираю платья, решая, что надеть. — Егор написал, что заедет через часик, хоть раз хочу встретить его незареванная, а счастливая. Ты вот лучше скажи, синее или красное? — Синее. — Вот и я так думаю. Надеваю темно-синее платье в пол, которое мне подарили родили, и обуваю черные лодочки. Выпрямляю волосу, наношу макияж, скрывая синяки под глазами и следы всех истерик. Смотрю на себя в зеркало и не верю, что это я. — Эй, красотка, смотри не загуля, а то вахтерши тебя убьют, если вернешься поздно, — хихикает Ира, уплетая блинчики с кофе. — Все под контролем, держитесь тут с Танюхой, Ирине Антоновне привет, если опять будет кричать, что у нас грязно, скажи, что это творческий беспорядок, — смеюсь я, хватая клатч, — Все, покусики, крошка. — Хорошего вечера тебе. И не поддавайся эмоциям, не наделай глупостей. — Так точно, босс, — я вылетаю из комнаты, ловя на себя удивленные взгляды студетов в лифте. Егор уже стоит у своей машины прямо около входа в общежитие. — Привет, ты сегодня просто куколка, — он чмокает меня в щеку, помогая забраться в машину. — Здравствуйте, Егор Николаевич. — Ты опять за свое? Чтобы сегодня я этого выканья больше не слышал. — Я постараюсь. Как твой день? — спрашиваю я, с трудом сдерживая улыбку. Меня распирает от эмоций и, кажется, в животе уже пархают те самые бабочки. — Подписали соглашение о сотрудничестве с одной грузинской компанией, потом было три совещания, а ты чем занималась? — Писала диплом, скоро ведь защита, ты даже не представляешь, как мне страшно. — Все будет прекрасно, ты же умница. — Спасибо тебе за постоянную поддержку, — я стараюсь контролировать себя и не смотреть на него слишком часто, но каких же усилий стоит оторвать от него глаза. Кажется, он идеален, хотя люди и толдычат, что идеальных людей не бывает. — Расскажи мне немного о себе, хочу знать больше, — просит он, пока за окнами проносятся многоэтажки, цветные витрины, площади. Я рассказываю о своем детстве, о мечте быть журналистом, о первом предательстве, о том, как меня когда-то бросили подруги, о смерти дорогого мне человека всего два месяца назад, о мечтах и целях, рассказываю обо всем, удивляясь своей смелости и открытости. Замолкаю, когда мы паркуемся у небольшого ресторанчика. — А ты не думала написать книгу о своей жизни? Или сценарий…- задумчиво говорит Егор, помогая мне выйти из машины. Он не отпускает мою руку, даже когда мы заходим внутрь. — Сценарий? И кто же снимет такое своеобразное кино? — Какой-нибудь талантливый продюсер, например, я. — От скромности не умрешь, — смеюсь я, опускаясь на стул. — Слушай, я серьезно, мы сейчас как раз ищем интересные сценарии. Давай я найду тебе помощников, профессиональных сценаристов, вы вместе подготовите сценарий, конечно, он не будет только о твоей жизни, но помнишь тот роман, который ты приносила мне, когда мы только познакомились? Вот часть твоей истории должны стать историей твоей героини, — воодушевленно говорит Булаткин, разливая нам по бокалам белое вино. — Я даже не знаю, что сказать, давай я немного подумаю, хорошо? Но ты даже не представляешь, как я тебе благодарна за такую возможность, — я подскакиваю со своего места и, как счастливый ребенок, которому только что купили самую желаемую игрушку, бросаюсь на Егора, крепко обнимая его. Он встает, обнимая меня в ответ. Мы смеемся, как два идиота, заставляя официантов странно поглядывать на нас. — Спасибо тебе, — шепчу я, не переставая улыбаться. — Что мне твое спасибо, целуй давай, — игриво говорит он, а я и не сопротивляюсь — оставляя на его щеке мокрый отпечаток и след от своей помады. — Так лучше? — спрашиваю я, возвращаясь на свое место. — Конечно. Я люблю, когда ты такая радостная, когда улыбаешься… — Я надеюсь, что буду такой чаще, когда окончательно уйду из своей пресс-службы. Какой вкусный салат! — довольно бормочу я, попробовав принесенный официанткой цезарь. — Мясо тоже ничего. — И картошечка вкусная. — И мой рис, — мы снова начинаем смеяться, и я удивляюсь, насколько же с ним легко и спокойно, не нужно кем-то притворяться, можно просто расслабиться и быть собой. После ужина мы вышли на улицу. Судя по мокрому асфальту, недавно закончился дождь. Егор накинул мне на плечи свой пиджак и взял за руку, но в машину мы почему-то не сели: остановились возле. — Что такое? — непонимающе спрашиваю я. — Я хочу… — Что? — перебиваю его, видя, как он напрягся, как улыбка медленно спозла с его лица. Он замер. Вместе с ним замерла и я. Прошло несколько секунд, как вдруг он наклонился, касаясь моих губ. От паники и неожиданности сердце забилось так, будто я пробежала целый марафон. — Подожди, стой…- сбивчиво бормочу я, понимая, что задыхаюсь. — Доверься мне, — шепчет он в ответ, прижимаясь ко мне, путаясь рукой в моих длинный волосах. Он отрывисто целует меня, а я таю в его руках. — Это мой первый серьезный поцелуй, — снова пытаюсь вставить слова я. — Правда? Тогда я счастлив, что он именно со мной. — Я сейчас потеряю сознание. — Дыши глубже, я отвезу тебя домой, — Егор еще раз касается моих губ и только после этого позволяет сесть в машину. Я не могу больше выдавить ни слова, меня накрывают эмоции, отвернувшись к окну, утираю слезы, пытаясь понять, что только что произошло. Растворяюсь в огнях ночного города, думая о том, как вообще нам быть дальше… Melli