Нелюбовь Глава 15

Нелюбовь Глава 15. Утром просыпаюсь в удивительно плохом настроении. Хотя ничего плохого не случилось. Вношу правки в диплом, с трудом понимая, что это финишная прямая — 4 года университета на исходе. Говорят, это лучшее время в жизни. Страшно, что будет дальше. До встречи с Булаткиным у меня есть время, чтобы просто расслабиться. Укутавшись теплым пледом в милые бабочки, усаживаюсь на кровать и наблюдаю, как крупные капли дождя разбиваются об окно. Небо затянуто темные тучами, а люди, как маленькие мурашки, бегут под зонтами на остановки, перепрыгивая лужи на тротуарах. С десятого этажа все выглядит иначе. Распахиваю форточку и позволяю свежему прохладному воздуху проникнуть внутрь. Так хорошо. Нога отекла еще больше, не смотря на мази и перевязку эластичным бинтом. Я с ужасом осознала, что мне не обуть ни одни мои красивые туфли, если только балетки, но и то с большим трудом. Сегодня мы с Егором окажемся наедине в гостиничном номере. Значит ли это, что он ждет от меня чего-то большего, чем просто поцелуев? От этих мыслей становится жутко. Мир медленно переворачивается внутри. Сама не понимаю, что происходит. Нет никаких поводов для срывов и истерик, но меня трясет. Разбрасываю вещи, мне ничего не нравится, все не то. Надеваю черную прямую юбку и цветочную рубашку. На ходу завариваю себе кофе, пить который из-за давления мне запрещают врачи, но какая уже разница. Прыгаю на одной ноге, пока вторая просто доводит меня до слез от боли. Осталось 30 минут. Укладываю волосы, они слегка вьющимися прядями спускаются с плеч, обрамляя худое, бледное лицо, крашу ресницы тушью и для завершения образа наношу на губы малиновый блеск. Отлично! Обуваю черные балетки, и, пытаясь посмотреть на себя в зеркало, не могу удержать равновесие. Чашка выскальзывает из рук и остатки кофе проливаются на юбку, оставляя большое мокрое пятно. А я оказываюсь на полу в коричневой кофейной луже. — Черт возьми! Как же больно! — пытаюсь встать, опираясь об стену, ногой просто не пошевелить, так еще и вся мокрая и грязная теперь. Нет! Ну, что за день? Все не так, может, это знак, что мне не нужно никуда идти? От безысходности хочется плакать. Так, Люда, соберись, возьми себя в руки! Что же делать теперь с этим всем великолепием? Аккуратно принимаю душ и снова перебинтовываю ногу. Нужно надеть что-то другое. кажется, вариантов не осталось: белое платье до колен, идеально подчеркивающее фигуру, с открытым верхом, украшенным маленькими камушками, от талии оно расслаивается и становится пышным, летящим. На талии — красивый тонкий ремешок. Снимаю черные балетки и обуваю белые. Идеально, не считаю перебинтованной ноги. Беру маленькую сумочку и ковыляю к лифту. Я же сильная, дойду как-нибудь сама. Издали вижу Егора, выходящего из машины. Он выглядит просто…Потрясающе! Черные брюки, ярко-синяя рубашка, галстук в тон. Я так засмотрелась на него, что споткнулась о ступеньку, но смогла удержаться и не упасть, но слезы хлынули из глаз от боли. Рядом раздался хохот каких-то студентов, и Булаткин тут же бросился ко мне. — Что ж ты творишь? Не могла подождать меня в комнате пять минут? Ноге своей зажить не дашь! — он, не медля ни секунды, подхватывает меня на руки. — Со мной все хорошо, привет, — чмокаю его в щеку, смущенно опуская глаза. — Выглядишь шикарно! Это тебе,- едва мы оказались у машины, Егор протянул мне букет розовых пионов.. -Спасибо. Не стоило, правда. -Я думал, тебе будет приятн, — он улыбается, и от этой улыбки внутри все переворачивается. -А мне приятно. Просто это очень неожиданно, — смущаюсь я, а внутри все трепещет от восторга и…влюбленности? Егор притягивает меня к себе, и я оказываюсь в его объятиях. Он так крепко прижимает меня к себе, гладит по волосам и спине. Не хочется отпускать его. Но я должна. — Нам пора, — шечпет от мне на ухо, и мы наконец садимся в машину. Всю дорогу я расспрашиваю Булаткина о его компании, какие проекты запустили, с кем сотрудничаем, кто конкуренты, какие перспективы. — А вот еще скажи мне… — Может, товарищ майор, уже закончите допрос? — смеется Егор, паркуясь около огромного стеклянного здания. — Это не допрос, я, как твой пресс-секретарь, хочу знать, что сейчас происходит в компании, между прочим, уже совсем скоро я выйду на работу. — Так, работница, ты сначала ногу свою вылечи, а то неудобно будет носить тебя туда-сюда по «КрЕдо». — Я смотрю, у кого-то хорошее настроение? — А у кого-то плохое? — он вопросительно поднимает брови, вытаскивая из машины. — У кого-то нормальное. Ты выбрал фильм, который мы посмотрим? — Ты же у нас утонченная романтичная натура, правда? Выбирай любую мелодраму, — мы поднимаемся на лифте на двадцатый этаж и, когда оказываемся внутри просторного номера, я замираю. Так красиво! — Включай фильм «Наши души по ночам», — бормочу я, осматривая номер. — Готово, я даже попросил попкорн! — Здесь чудесно, спасибо, — я чмокаю Егора в губы, и мы устриваемся на большой кровати. Булаткин гасит свет и включает мою любимую мелодраму. Я прижимаюсь к нему, понимая, что это идеальный вечер. — Хочу, чтобы так было всегда, — мягко бормочу я, переплетая наши пальцы. — Будет, малыш, обязательно будет. — Я просто люблю тебя… — Что ты сказала? — Ничего. — Нет, повтори-ка. — Сказала, что убью тебя, если не дашь мне спокойно досмотреть фильм,- с трудом сдерживаю улыбку, не понимая, зачем призналась, как позволила себе дать такую слабину. Но нежность губит мой рассудок, заливая собой все. — Я тебя тоже… — Что? — Убью. — Дурак! — смеюсь я, а он начинает целовать меня, крепче прижимая к себе. — Люблю, — Егор впивается в мои губы страстным поцелуем, параллельно стягивая с меня моя красивое платье. Я слышу, как трещит ткань: — Оно почти новое! — Я куплю тебе еще десять таких, — он снова закрывает мне рот поцелуем, а я остаюсь в одном нижнем белье, до ужаса смущаясь и стесняясь. Хорошо, что в комнате темно. — Егор, подожди…- я отрываюсь от него, пытаясь заглянуть в глаза. — Что такое? — непонимающе спрашивает он. — Ты у меня первый. — Доверься мне… И я доверяюсь. Через несколько минут на пол летит рубашка Булаткина, туда же отправляется и мое белье. Руки Егора жадно бродят по моему телу, на фоне с экрана что-то бормочут герои фильма. Но на фильм уже давно плевать. Я вся дрожу и трясусь. Уже все равно, что будет завтра. Сейчас есть только я, он и этот гостиничный номер… Melli Немного приторно-милая глава, готовьтесь, скоро я разобью вам сердечки. Спасибо за ваши лайки и комментарии, спасибо, что читаете и ждете, люблю.